Огнемёты и тому подобное оружие

Огнемётно-зажигательное оружие

Оглавление

Всепожирающее пламя
Крылатый огненный дракон античности
Греческий огонь - неразгаданная тайна веков
Страшное оружие Византии
Отвечай, что огонь открыт был Ангелом
Огонь перестает быть греческим
Все попытки тщетны
Борьба силой пламени в средние века
Войны новейшего времени
Огонь, ставший оружием
Зажигательные вещества - классические и современные
Напалм
Пирогели
Термит
Фосфор
Другие вещества и смеси
Ручной огонь
Пехотные пламеметы - огнеметы
Советские огнеметы
Американские огнеметы
Реактивные огнеметы
Прыжок "Рыси"
Огненный полет "Шмеля"
Зажигательные боеприпасы
Огонь в броне
Огненная артиллерия
Кара богов - небесный огонь
Огневые фугасы и заграждения
Огневодные заграждения
Огонь-диверсант
Атомное пламя
Огненный шторм
Ожоги пламенем
Огненные катастрофы
Дымовое оружие
Полицейское оружие
Оружие личной самозащиты
Средства борьбы с зажигательным оружием
Заключение
О книге

Платья весенниекрасивые

Борьба силой пламени в средние века

Поделиться ссылкой в социальных сетях

Прометей принес людям огонь - благо это или беда?
В. Б. Шкловский

На Востоке зажигательное оружие использовалось издавна и традиционно широко. Арабы вплоть до XIV в. применяли пиротехническое оружие (прототип огнестрельного), состоящее из ствола, склепанного из железных полос, который заряжался на всю свою длину поочередно пулями и черным дымным порохом. При этом "пули" представляли собой плотно свернутую ткань или паклю, пропитанную битумом или горючими смолами. Оружие применялось в качестве огнемета. Заряд поджигался с дула и горящие пули последовательно (по мере сгорания пороха) выбрасывались из ствола. То есть принцип его действия был тот же самый, что и у появившейся позже фейерверочной "римской свечи", когда твердые горючие таблетки-"звездки" перемежаются в картонной трубке пороховой смесью, при горении которой горящие пироэлементы пулеметной очередью выбрасываются в воздух.

Первые упоминания летописей об использовании славянами огня в военных целях относятся к X в. Великая княгиня Ольга в 946 г., желая отомстить за смерть своего мужа, окружила город древлян Коростен и потребовала от осажденных дани; по три голубя и воробья от каждого дома. Получив эту дань, княгиня приказала привязать к каждой птице зажженную паклю, пропитанную смолой, и выпустить. Птицы, вернувшись в свои гнезда, подожгли дома. Подхваченное ветром пламя охватило город. Древляне вынуждены были сдаться па милость Ольги. Во многих летописях упоминается, что войска Киевской Руси в X в. широко применяли зажигательные стрелы.

Знаком был русским и греческий огонь - "живой огонь", как его называли в XII в. Славяне располагали секретом зажигательных средств, может быть, не уступающих греческому огню. Они могли иметь собственный "живой огонь" или, совершая неоднократные успешные походы на Византию, могли узнать секрет греческого огня или захватить его в качестве трофея.

Европе осаждавшие с помощью катапульт метали за городские стены глиняные горшки с горящей нефтью. Это быстро давало желаемый эффект: осаждаемый город моментально затягивало густым дымом пожарищ.

Но и осаждаемые платили осаждавшим той же монетой: во время решительного штурма они лили на головы атакующих горящую смолу и кипяток. Для этого на стенах устанавливались котлы, под которыми во время осады постоянно горел огонь, чтобы смесь всегда была в "боеготовности". К конструкции крепостных стен была предусмотрена специальная система лотков и выпускных водометов, по которым смесь от опрокинутого котла растекалась вдоль стены и многочисленными огненными ручейками текла навстречу идущим на приступ.

Особо возросло значение огня как поражающего фактора с изобретением лука. По мере совершенствования лук и стрелы использовались как огневые метательные снаряды для создания массовых очагов пожаров, особенно в деревянных постройках, расположенных за крепостными стенами. Страшным оружием для городов Древней Руси, преимущественно деревянных, с соломенными и драночными крышами, являлись зажигательные стрелы агрессивных кочевников. Наконечник стрелы обматывался паклей, смоченной смолой, которая перед выстрелом поджигалась. Интенсивный обстрел подобными снарядами непокорного населенного пункта немедленно приводил к массовым пожарам.

В войне на море зажигательные стрелы тоже играли не последнюю роль. Римляне, сами лук не любившие и даже его презиравшие, тем не менее охотно использовали наемных критских лучников, которые славились своей меткостью и замечательными зажигательными стрелами с романтическим названием "Talleon". Для этих же целей применялась полуавтоматическая метательная машина "Полибол", которая применялась как на кораблях, так и в береговых батареях (например, Нараона, так называемый "Лук Гестры").

Однако вызвать пожары в неприятельском стане еще не значит взять крепость. Чтобы овладеть ею, воины с древних времен стали использовать "огненные подкопы". В технике устройства подкопов и обрушения крепостных стен немаловажную роль играл огонь. Заканчивая подкоп под крепостную стену, древние саперы подпирали потолок камеры подкопа деревянными стойками. Стойки обвертывали соломой или сухим хворостом, а затем поджигали их. Когда обгоревшие стойки падали, рушился потолок и городские стены над ним. При этом, в зависимости от расположения подкопа, задавалось направление обрушения стены: наружу или внутрь крепости. С помощью такого огненного подкопа, как отмечает древнеримский историк Флавий Вегеций, в 332 г. до н. э. войска Александра Македонского ворвались в древний город Малой Азии - Газу и овладели им. Таким же способом римский диктатор Сулла в 86 г. до н. э. взял Пирей и Афины.

Индии боевым собакам привязывали на спину зажженные факелы и пускали их на врага. Не отставали в изобретательности и европейцы. Во времена ренессанса в Италии вывели породу боевых собак "кане корсо". Их одевали в железные доспехи, а на спину помещали контейнеры со смолистым веществом. Затем живых "носителей огня" выпускали на вражескую кавалерию. В войсках Великих Моголов специальные метальщики бросали в кавалерию противника примитивные ручные зажигательные гранаты - "банны". Именно против кавалерии огонь был особенно эффективен: лошади испуганно шарахались в сторону, сбрасывая всадников и путая ряды атакующих.

С появлением и развитием огнестрельного оружия значение "чистого" огня как боевого средства упало, так как применение пороха позволило наносить потери войскам противника на расстояниях, значительно превосходящих дальность действия существовавших до того времени зажигательных средств. В боевых действиях на суше огонь сохранил свое значение лишь как средство создания пожаров при осадах крепостей и укрепленных городов.

Выпущенное из пушки каменное ядро, в сущности, ничем не отличалось от обыкновенного булыжника, с нечеловеческой силой брошенного во врага. Даже очень большие ядра, одним своим видом наводившие ужас, отнюдь не всегда оправдывали затраченный на их изготовление труд.

Когда в 1453 г. турки осаждали Византию, они очень гордились гигантской мортирой, ядра которой весили по 400 кг и после выстрела наполовину уходили в землю. Увы, громоздкая и неподъемная мортира могла делать всего лишь семь выстрелов в сутки и ничего в осаде не разрешала по существу. К тому же задолго до решительного штурма мортира взорвалась.

Конечно, артиллерия обеспечивала успех, когда пусть не очень большие, но многочисленные ядра били, пробивая, по железным латам рыцарей; когда, сосредоточенные на одном направлении, орудия больших калибров проламывали ворота "неприступных" замков и рушили стены крепостей. Однако факт оставался фактом; воздействие ядра даже по деревянным сооружениям, подверженным легкому возгоранию, оставалось чисто механическим. Проломив стену и исчерпав свою энергию, ядро больше уже не могло причинить никакого вреда. Им можно было заново спокойно заряжать пушку и отправить назад. Осажденные часто так и делали, вставая на незапланированное "ядерное довольствие" к своим врагам.

Интересно, что каменные стены больше разрушались ядрами, чем деревянные. Каменная стена под ударом ядра трескалась и крошилась, образуя крупную брешь. деревянной бревенчатой стене ядро пробивало только небольшое отверстие, не разрушая конструкцию в целом. То же самое относится и к боевым кораблям того времени. Вот почему хрупкие деревянные корабли выдерживали многочасовой артиллерийский бой практически в упор. Ядра пробивали сквозные отверстия в деревянных бортах - но и только! И только появление зажигательных снарядов и разрывных бомб радикально изменили ситуацию в пользу атакующей стороны.

Появление железных ядер натолкнуло пушкарей на мысль: а что, если раскалить ядро и таким образом, помимо всего прочего, сделать из него зажигательный снаряд? И с середины XV в. каленые ядра полетели на головы врагов. Их применяли для зажигания вражеского корабля или построек в осаждаемой вражеской крепости. Следует особо обратить внимание на то, что ядро должно быть не просто горячим, а именно каленым - только в этом случае оно могло зажечь легковоспламеняющиеся материалы. С этой целью ядра перед выстрелом раскалялись в специальных печках до свечения.

Поскольку крупные ядра лучше сохраняют жар, стреляли чаще всего крупнокалиберные орудия. Каждому выстрелу предшествовала долгая подготовка. Ядра накалялись в специальных жаровнях, и если приобретали белый цвет и соответственно становились слишком мягкими, их приходилось остужать до вишнево-красного цвета, до семи раз погружая в воду или оставляя на несколько минут полежать на воздухе.

Однако и после этого выстрелить готовым раскаленным ядром (для этой цели применялись железные кованые ядра) тоже было отнюдь не просто. "Уставе ратных и пушечных дел", составленном Онисимом Михайловым в XVII в., подробно описаны все меры предосторожности, которые нужно было принять: "Заряди пушку добрым порохом, да забей деревянным пыжом и на тот пыж намажь гораздо в палец толщиною глины, которая бы не ищеплялась, да дай ему высохнуть гораздо, потом помажь его еще, где понуже надобно, да укрепи его гораздо тако глиною мажучи, чтобы от ядра порох не запалился".

Хлопотное занятие, однако при удачном попадании вспыхнувший пожар или взорванный пороховой склад оправдывали труды. Следует учесть, что раскаленное ядро заставляло гореть даже сырое дерево.

Однако подобные выстрелы пугали не только врагов, но и самих пушкарей: не исключалась возможность самопроизвольного выстрела, разрыва орудия. Поэтому рядом с орудием выкапывали яму, куда прислуга, крестясь и читая молитвы, пряталась перед стрельбой.

В 1560 г. русские войска под командованием Ивана Грозного взяли сильнейшую крепость Ливонни - город Феллин. Основную роль в падении Феллнна сыграл обстрел города русской артиллерией, которая использовала зажигательные (каленые) ядра. При осаде Иваном Грозным в 1563 г. Полоцка, захваченного поляками, 36 орудий русской артиллерии были предназначены специально для стрельбы зажигательными снарядами. Пленные немецкие артиллеристы-наемники па допросе показали, что особенно сильное впечатление на них произвели русские зажигательные снаряды, вызвавшие в Полоцке большие пожары.

Зажигательные снаряды использовались русскими артиллеристами еще при отце Ивана Грозного - Василии III. Между тем на Западе первые упоминания о зажигательных снарядах появились только в конце XVI в., а массовое применение их началось с 1660 г.

В 1680 г. в Москве была создана мастерская для изготовления зажигательных, осветительных и увеселительных ракет. Однако первое широкое боевое применение зажигательные ракеты получили только в XVIII в. в борьбе индусов против колонизаторов-англичан.

Индийские ракеты изготовлялись из железных или бамбуковых труб, передняя часть которых заполнялась горючим составом, а задняя - порохом. Реактивная сила, образующаяся при вылете раскаленных пороховых газов, обеспечивала значительную по тому времени дальность полета ракет.

Парусный боевой корабль того времени, построенный из просмоленного дерева, представлял собой великолепную цель для зажигательного оружия. XVIII в. появился брандскугель - сферическая чугунная бомба, снаряженная зажигательным составом. Тогда же на флотах стали применять ракетное оружие - в сущности обычные фейерверочные ракеты, только гораздо крупнее и снабженные небольшой боеголовкой фугасно-зажигательного действия, оказались эффективным противокорабельным оружием.

В конце XVIII в. английский генерал Конгрев заимствовал и несколько усовершенствовал индийские ракеты. Благодаря зажигательным ракетам англичанам удалось одержать победу над французским флотом в Булони (1806). С помощью ракет в 1807 г. англичане сожгли город Копенгаген. Однако английские ракеты Конгрева имели небольшую дальность полета и плохую меткость. Как сами ракеты, так и станки для их пуска были тяжелы, что затрудняло их использование в полевых условиях.

В начале XIX в. в России стали применять ракеты, сконструированные под руководством генерала А. Д. Засядько, отличавшиеся своей легкостью и простотой запуска.

Первое "боевое крещение" русские зажигательные ракеты получили в 1828 г. при осаде крепости Варны с турецким гарнизоном. Многочисленные пожары, вызванные в крепости ракетами, деморализовали турок и способствовали ее падению. Усовершенствованные генерал- лейтенантом К. И. Константиновым (1818-1871), ракеты широко применялись русской армией в войне с Турцией.

По этой же причине (уязвимости кораблей) широко использовались в войне на море брандеры - суда-поджигатели, небольшие суда, наполненные легковоспламеняющимися веществами, с крючьями на реях, которыми они сцепляются с неприятельскими судами. Паруса и руль брандера жестко закреплялись в нужном положении, зажигался фитиль, и "огненосец" пускали на вражеские корабли, желательно стоящие на якоре. Корабль-камикадзе сам погибал, но и уничтожал вражеский корабль. Впервые брандеры применялись еще в 1304 г. в войне французов с фламандцами.

Примером блестящего применения брандеров может служить знаменитое Хиосское, или, как его чаще называют, Чесменское, сражение между русским и турецким флотом. Эта морская битва является классической с точки зрения эффективного применения зажигательного оружия. И хотя из четырех русских брандеров только один смог выполнить свою задачу, этого оказалось вполне достаточным: турецкий флот был истреблен. А дело было так...

Утром 23 июня 1770 г. русская эскадра под руководством адмирала Г. А. Спиридова обнаружила у острова Хиос турецкий флот. Утром 24-го грянула жаркая битва. После кровопролитного боя турки панически, беспорядочно отошли в хиосскую бухту, тесно сгрудив в ней свои корабли.

У русских появилась мысль о сожжении неприятельского флота брандерами - судами-поджигателями, начиненными горючим веществом.

Особый отряд под начальством контр-адмирала Грей- га должен был атаковать неприятеля и в удобный момент пустить на него брандеры.

Около часа ночи брошенный с бомбардирского корабля зажигательный "каркас" упал на один из турецких кораблей. Так как парус грот-марсель был совершенно сух и сделан из бумажной материи, он мгновенно загорелся. Пожар распространился по мачте и по такелажу, вскоре пылал весь корабль.

В этот момент Грейг двумя условными ракетами послал в атаку брандеры.

Державшиеся до тех пор вне выстрелов, брандеры прибавили парусов и стали подходить к неприятелю. Заранее каждому из командиров брандеров были указаны турецкие корабли, с которыми надлежало сцепиться, на каждом брандере был в готовности десятивесельный катер, на который должна пересесть команда, сделав свое дело.

Первый брандер был тут же потоплен турками, команда спаслась на катере. Второй наскочил на мель и сгорел. Командир на катере пробрался к берегу, овладел несколькими мелкими турецкими судами и привел их к нашему флоту.

В момент, когда подходил третий брандер, подветренная половина турецкого флота уже сгорела; стрельба с наших кораблей вызвала пожар па трех неприятельских кораблях. Командир брандера лейтенант Ильин блестяще выполнил приказ. Он вплотную подошел к головному турецкому кораблю, сцепился с ним, па глазах турок зажег свой брандер, собственноручно лихо воткнул горящий брандскугель в корпус турецкого корабля и не торопясь спустился на катер. Отойдя на некоторое расстояние, Ильин скомандовал; "Суши весла!" - и остановил движение, чтобы видеть результат своего подвига. Да и было на что посмотреть. Ждать пришлось недолго. Громадный турецкий корабль со страшным треском взлетел на воздух, горящие обломки и искры посыпались на соседние корабли, они также загорались и тонули.

Неприятель, считая свою гибель неизбежной, прекратил огонь. Турецкий флот находился уже в самом жалком положении, корабли горели, взрываясь один за другим. воздухе стоял сплошной гул. Вся бухта была освещена зловещим заревом. "Легче вообразить, - писал в корабельном журнале один русский командир корабля, - чем описать ужас, остолбенение и замешательство, овладевшее неприятелем: целые команды в страхе и отчаянии кидались в воду, поверхность бухты была покрыта множеством спасавшихся людей, по немного из них спаслось".

К утру следующего дня большая часть турецкого флота взлетела на воздух, он был истреблен, и этим кончилось Чесменское сражение. Эта битва является образцовой с точки зрения эффективного использования зажигательного оружия.

Туда   Сюда

webmaster@ognemet.net
Огнеопасно